Обида

Нам знакомо это чувство. Оно связано с ощущением несправедливости, недостатком внимания и заботы со стороны других людей. Давайте посмотрим, как закрепляются обиды в нашей жизни, и что можно с этим сделать.

Предлагаю вернуться в свои детские воспоминания или просто представить ребенка, которому родители уделяют недостаточно внимания. Они всё время заняты чем-то и вынужденно переключаются на ребенка, когда его необходимо накормить или одеть, а также когда с ребенком что-то случается.

Ребенок естественным образом усваивает эту модель получения внимания. Мы можем наблюдать изобретательность, творчество, артистизм в том, как дети становятся «больными», «неуклюжими», «растяпами», «забывчивыми», «глупыми», «слабыми». Не во всех случаях именно такие причины, но часто бывает именно так. Дети запоминают, как и когда можно получить эмоционально заряженное внимание.

Что помогает ребенку закрепиться на этом пути: запрещенные в семье чувства и родительские приказания. Например, в семье девочке нельзя проявлять гнев. Но можно расстраиваться, печалиться и плакать. Гнев жестко пресекается. Ребенок реально может ощущать риск физического наказания или отвержения, если проявляет гнев. Этого достаточно, чтобы отказаться от его проявления и заместить другими чувствами. Как вариант, открытое проявление гнева и прояснение ситуации заменить на обиду.

Обижаясь, мы остаемся с ощущением неспособности самостоятельно решить проблему. Нам горько. Обида включает в себя гнев и печаль (мнение некоторых психологов). Но этот гнев не проявляется наружу. Он остается внутри и ведет к саморазрушению, ухудшению здоровья. В печали мы грустим, оставаясь несчастными.

Родительские приказания способствуют остановке развития по отдельным направлениям, что закрепляет ребенка в какой-либо неполноценности с соответствующей претензией (к другим, к себе, к миру) и обидой за такую несправедливость.

Есть естественное чувство обиды. Когда мы открываемся в близких отношениях, мы открываем свою ранимость и уязвимы. То, что мы обсуждаем в этой статье, важно для тех случаев, когда обиды мешают жить, когда они становятся постоянным спутником и фоном в жизни.

Обижаясь, мы приглашаем другого испытывать чувство вины и не только. Большое разнообразие психологических игр связано с обидой и ролью жертвы. Будучи детьми мы могли научиться у взрослых такому приему: способствовать (бессознательно) скандалу, получить пинок, изобразить обиду и слёзы, затем получить извинения и компенсацию от (мужа, друга и т. п.). Это один из примеров. Игры заканчиваются негативными чувствами и не приносят удовлетворения. По сути, это вымогательство внимания. Вынужденно мы могли этому научиться в детстве. И сейчас можем понижать риск в играх и заменять игры на близкие отношения.

Обида может быть глубокой и лежать в основе сценарных решений. Если игры проявляются в повседневной жизни, то сценарий подразумевает финал — самую мощную эмоциональную развязку. Так, некоторые дети принимают решение о том, что не будут достигать успеха, чтобы наказать родителей своими неудачами и потерями. Такие решения могут быть приняты в отношении здоровья, денег, семейного счастья и т. п. Ребенок может выбрать лучшую мишень для мести. Это печально, когда жизнь организована вокруг таких детских решений.

Пройти на этот уровень для изменений сложнее, но не всегда. Для диагностики сценарных решений можно представить сказки, которые больше всего откликаются. Значимые для нас герои сказок могут дать намёк на наш сценарий — это простая и хорошая подсказка.

Пример сценарного образа с обидой/нарциссической травмой: ребенка игнорировали как личность, родители видели в нем продолжение себя, он должен был соответствовать ожиданиям и не имел пространства для самоопределения и права на ошибки. Ребенок оказался зажат: если он достигает, как этого хотят родители, его успех присваивают, а если он делает ошибки, недоработки, либо достигает по-своему — его отвергают. Ребенку обидно, он может застрять в таком тупике, и мы получим талантливую имитацию деятельности с гарантированным неуспехом и детской надеждой, что, например, если он сильно пострадает, почти умрёт, то родителей-таки это пробьёт до глубины души, и они изменятся. Но, как показывает практика, другие люди меняются только по собственному решению, а цена жертвы ребенка очень большая за спасение эмоциональной, человеческой части в родителях.

Если у человека были мысли о самоубийстве или сумасшествии — это признак трагичной сценарной развязки. Чтобы изменить такие ранние решения, важно получить понимание и поддержку. Некоторые психологи заключают контракты с клиентами, чтобы остановить сценарную развязку. Это работает.

Вообще, наверное, про обиду можно сказать, что это действительно ощущение невозможности самостоятельного выхода из ситуации. И если для ребенка это могло быть очень похоже на правду, то, став взрослыми, мы больше знаем и умеем, нам по сути нужно разрешение понять и использовать свои возможности. Для этого и подготовлена статья про обиды, чтобы вернуть себе свою силу и сделать жизнь лучше и интереснее. Мы это можем!

 

Автор картины Мия Арауйо

 

    Добавить комментарий
    Необходимо согласие на обработку персональных данных